поиск песни

Oleg Mityaev - Kulik (Кулик) текст песни

язык: 
художник: 
Oleg Mityaev - Kulik (Кулик) на Amazon
Oleg Mityaev - Kulik (Кулик) смотреть на YouTube
Oleg Mityaev - Kulik (Кулик) слушать на Soundcloud

Kulik (Кулик)

В те времена убивали мух,
ящериц, птиц.
Даже белый лебяжий пух
не нарушал границ.
 
Потом по периметру той страны,
вившемуся угрем,
воздвигли четыре глухих стены,
дверь нанесли углем.
 
Главный пришел и сказал, что снег
выпал и нужен кров.
И вскоре был совершен набег
в лес за охапкой дров.
 
Дом был построен. В печной трубе
пламя гудело, злясь.
Но трение глаз о тела себе
подобных рождает грязь.
 
И вот пошла там гулять в пальто
без рукавов чума.
Последними те умирали, кто
сразу сошел с ума.
 
Так украшает бутылку блик,
вмятина портит щит,
На тонкой ножке стоит кулик
и, глядя вперед, молчит.
 

Другие песни от этого художника: Oleg Mityaev


С помощью иконки на правой боковой панели вы можете смотреть, слушать или купить онлайн the Kulik (Кулик) музыкальный файл или компакт-диск.

Если вы хотите скачать эту музыку вы можете нажать на иконку mp3 на правой боковой панели.


Тексты песен можно использовать только для личного или образования.
Oleg Mityaev текст песни авторское право является владельцем этой песни.



Другие песни

Spor Mashi I Viti (Спор Маши и Вити)

Не бывает в наши дни чудес на свете!
Для тех, кто не верит в них сам.
Нет кощея: это знают даже дети!
А сказки живут тут и там.
 
Лукоморья нет на карте,
Значит в сказку нет пути!
Это присказка, не сказка-
Сказка будет впереди.
 
Есть на курьих ножках в сказке той избушка.
Поверить в такое смешно!
Там в царевну превращается лягушка.
Что смысла в наш век лишено!
 
Лукоморья нет на карте,
Значит в сказку нет пути!
Это присказка, не сказка-
Сказка будет впереди.
 
На вопросы нам наука даст ответы.
А в лесу белоснежка живёт.
К дальним звёздам отправляются ракеты!
Но есть и ковёр-самолёт.
 
Лукоморья нет на карте,
Значит в сказку нет пути!
Это присказка, не сказка-
Сказка будет впереди!
 

Постой, паровоз...

Постой, паровоз; не стучите, колёса;
Кондуктор, нажми на тормоза!
Я к маменьке родной, больной и голодный,
Спешу показаться на глаза.
 
Не жди меня, мама, - хорошего сына,
А жди - мошенника-вора.
Меня засосала тюремная трясина,
И жизнь моя - вечная тюрьма.
 
А если засяду в тюрьме я за решётку,
В тюрьме я решётку прорву!
И пусть луна светит своим продажным светом,
А я всё равно ведь убегу!
 
Но если заметит тюремная стража,
Тогда я, мальчонка, пропал:
Даст выстрел конвойный - и вниз головою
Со стенки я сорвался и упал...
 
А если я лягу в тюремную постельку,
Я буду страдать и умирать.
И ты не придёшь ко мне, мать моя родная,
Меня приласкать, поцеловать.
 
Постой, паровоз; не стучите, колёса,
Кондуктор, нажми на тормоза!
Я к маменьке родной с последним приветом
Спешу показаться на глаза...
 

Протестую!

Я
ненавижу
человечье устройство,
ненавижу организацию,
вид
и рост его.
На что похожи
руки наши?..
Разве так
машина
уважаемая
машет?..
Представьте,
если б
шатунов шатия
чуть что -
лезла в рукопожатия.
Я вот
хожу
весел и высок.
Прострелят,
и конец -
не вставишь висок.
Не завидую
ни Пушкину,
ни Шекспиру Биллю.
Завидую
только
блиндированному, автомобилю.
Мозг
нагрузишь
до крохотной нагрузки,
и уже
захотелось
поэзии...
музыки...
Если б в понедельник
паровозы
не вылезли, болея
с перепоя,
в честь
поэтического юбилея...
Даже если
не брать уродов,
больных,
залегших
под груду одеял, -
то даже
прелестнейший
тов. Родов
тоже
еще для Коммуны не идеал.
Я против времени,
убийцы вороватого.
Сколькие
в землю
часами вогнаны.
Почему
болезнь
сковала Арватова?
Почему
безудержно
пишут Коганы?
Довольно! -
зевать нечего:
переиначьте
конструкцию
рода человечьего!
Тот человек,
в котором
цистерной энергия -
не стопкой,
который
сердце
заменил мотором,
который
заменит
легкие - топкой.
Пусть сердце,
даже душа,
но такая,
чтоб жила,
паровозом дыша,
никакой
весне
никак не потакая.
Чтоб утром
весело
стряхнуть сон.
Не о чем мечтать,
гордиться нечего.
Зубчиком
вхожу
в зубчатое колесо
и пошел
заверчивать.
Оттрудясь,
развлекаться
не чаплинской лентой,
не в горелках резвясь,
натыкаясь на грабли, -
отдыхать,
в небеса вбегая ракетой.
Сам начертил
и вертись в параболе.
 

Песня о буревестнике (Pesnya o burevestnike)

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.
 
То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы.
 
В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике. Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.
 
И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает. Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!
 
Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому. Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады. Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает. Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!
 
В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют!
 
Ветер воет... Гром грохочет...
 
Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.
 
— Буря! Скоро грянет буря!
 
Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:
 
— Пусть сильнее грянет буря!..