поиск песни

Chastushki (Russian Limericks) - Полюбила сгоряча текст песни

язык: 
Chastushki (Russian Limericks) - Полюбила сгоряча на Amazon
Chastushki (Russian Limericks) - Полюбила сгоряча смотреть на YouTube
Chastushki (Russian Limericks) - Полюбила сгоряча слушать на Soundcloud

Полюбила сгоряча

Полюбила сгоряча
Бабка старого хрыча,
И теперь вдвоём с хрычом
Ей все беды нипочём.
 

Другие песни от этого художника: Chastushki (Russian Limericks)


С помощью иконки на правой боковой панели вы можете смотреть, слушать или купить онлайн the Полюбила сгоряча музыкальный файл или компакт-диск.

Если вы хотите скачать эту музыку вы можете нажать на иконку mp3 на правой боковой панели.


Тексты песен можно использовать только для личного или образования.
Chastushki (Russian Limericks) текст песни авторское право является владельцем этой песни.



Другие песни

Drozdy (Дрозды)

Вы слыхали, как поют дрозды,
Нет, не те дрозды, не полевые,
А дрозды, волшебники-дрозды,
Певчие избранники России.
А дрозды, волшебники дрозды,
Певчие избранники России.
 
Вот они расселись по лесам,
Зазвучали до самозабвенья,
Узнаю я их по голосам,
Звонких повелителей мгновенья.
Узнаю я их по голосам,
Звонких повелителей мгновенья.
 
Звуки вырастают, как цветы,
Грустные, весёлые, любые,
То горячие до красноты,
То холодновато-голубые.
То горячие до красноты,
то холодновато-голубые.
 
Достают до утренней звезды,
Радугами падают на травы,
Шапки прочь, в лесу поют дрозды,
Для души поют, а не для славы.
Шапки прочь, в лесу поют дрозды,
Для души поют, а не для славы.
 

Северный цвет

Вороника на крыльце
В доме спит зверь, в доме ждет ангел;
В доме далеко до утра.
Вороника на крыльце, она по ту сторону стекла
И я бы открыл ей,
Если бы я знал, где здесь дверь...

Список кораблей
Никто не прочтет до конца; кому это нужно -
Увидеть там свои имена...
Мы шли туда, где стена, туда, где должна быть стена,
Но там только утро
И тени твоего лица.

Оторвись от земли, Северный Цвет;
Ты знаешь, как должно быть в конце;
Отпои меня нежностью
Своей подвенечной земли,
Я не вижу причин, чтобы быть осторожным -
В доме зверь, Вороника на крыльце.

Если Ты хочешь, то земля станет мертвой;
Если Ты хочешь - камни воспоют Тебе славу;
Если Ты хочешь - сними
Эту накипь с моего сердца.

Оторвись от земли, Северный Цвет;
Ты знаешь, как должно быть в конце;
Отпои меня нежностью
Своей подвенечной земли,
Я не вижу причин, чтобы быть осторожным -
В доме зверь, Вороника на крыльце.

Ключ к северу лежит там, где никто не ищет
Ключ к северу ждет между биениями сердца
Я знаю, отчего ты не можешь заснуть ночью
Мы с тобой одной крови.

Katya (Катя)

Сваты пришли к отцу, в деле сошлися вместе.
Значит, в Покров - к венцу, так порешили с тестем.
Дочь Катерина вся прямо от счастья светит,
Ждет-не дождется дня, когда милый за ней приедет.
 
Катя - красна дивчина к свадьбе деньки считала
И на пухову перину нежно белье вышивала.
Но на ее беду в бурке большой, казачьей
Въехал в деревню ту опер для раскулачки.
 
Молод он был, красив, со стариками дерзок,
Кожаный френч носил, выпить любил и девок.
Он ведь забыл про все, глаз не сводил с Катерины.
'От раскулачки спасем, коль буду вам мужем и сыном.'
 
Спорить отец не стал, с властью бы жить в покое,
Свадьбу переиграл, думал - жалеть не стоит.
В день на Покров пошли, в избу вошли с кумачами.
К оперу Катю вели с заплаканными очами.
 
'Что же ты, батюшка, сменял меня на иуду?
Без милого дружка с опером жить не буду.'
И, помолившись в путь, жизни себя лишила.
В сердце, под девичью грудь, острый кинжал вонзила.
 
Прощай же, любый мой, с постылым жить не гоже.
Эту фату со мной матушка в гроб положит.
Выплели ленту с кос. Катя лежит, как живая.
Из-под венца на погост. Значит, судьба такая.
 
Опер сослал отца, дружку сгноил в забое,
Вволю попил винца и въехал в их дом с другою.
 

Поэт (Среди обугленных развалин...)

Среди обугленных развалин,
средь унизительных могил —
не безнадежен, не печален,
но полон жизни, полон сил —
 
с моею музою незримой
так беззаботно я брожу
и с радостью неизъяснимой
на небо ясное гляжу.
 
Я над собою солнце вижу
и сладостные слезы лью,
и никого я не обижу,
и никого не полюблю.
 
Иное счастье мне доступно,
я предаюсь иной тоске,
а все, что жалко иль преступно,
осталось где-то вдалеке.
 
Там занимаются пожары,
там, сполохами окружен,
мир сотрясается, и старый
переступается закон.
 
Там опьяневшие народы
ведет безумие само, —
и вот на чучеле свободы
бессменной пошлости клеймо.
 
Я в стороне. Молюсь, ликую,
и ничего не надо мне,
когда вселенную я чую
в своей душевной глубине.
 
То я беседую с волнами,
то с ветром, с птицей уношусь
и со святыми небесами
мечтами чистыми делюсь.