поиск песни

Количество результатов: 11950

Зимняя песня (Zimnjaja pesnja)

Ну так что же рассказать о зиме?
То она как серебро, то как медь.
Это холодно, когда без огня,
А кому-то холода без меня.
 
Синий вечер два окна стерегут,
В черной просеке две сказки живут,
И нанизано рожденье луны
На хрустальное копье тишины.
 
Ну так что же рассказать о зиме?
Поднял оттепель февраль на корме,
Выгибает облаков паруса,
И качаются в ночах полюса.
 
И восходит над дорогой звезда,
И уходят из Москвы поезда...
Зря сидишь ты по ночам у огня -
Не согреет он тебя без меня.
 

Здравствуй, осень (Zdravstvuj, osen')

Снова просеки костром горят.
Здравствуй, осень, милая моя, -
Полустанки и полутона,
Заплутавшие во снах.
 
В легкой грустности твоих шагов,
В ожидании твоих снегов,
Ветром сорванные облака
На моих лежат руках.
 
Понимаешь ли, в глаза гляжу.
Понимаешь ли, такая жуть.
У лесного черного ручья
О любви поют друзья.
 
В этом свет какой-то заключен,
Я касаюсь до луны плечом,
Я плащом черпаю синеву,
Звезды падают в траву.
 
Дорогая осень, ты сама
Покажи свои нам закрома,
Золотые сундуки зари
Перед нами отвори.
 
За опушку спрячь ты облака,
За опушкой погаси закат.
За опушкой, где живет луна,
Ходит девочка - весна.
 

Да обойдут тебя лавины (Da obojdut tebja laviny)

Да обойдут тебя лавины
В непредугаданный тот час.
Снега со льдом наполовину
Лежат, как будто про запас,-
По чью-то душу, чью-то душу,
Но, я клянусь, не по твою:
Тебя и горе не задушит,
Тебя и годы не убьют.
 
Ты напиши мне, напиши мне,
Не поленись и напиши,
Какие новые вершины
Тебе видны среди вершин,
И что поделывают зори,
Твой синий путь переходя.
И как Домбай стоит в дозоре,
Подставив грудь косым дождям.
 
А мне все чудится ночами
Тепло от твоего плеча.
Вот, четырьмя крестясь лучами,
Горит в ночи твоя свеча.
Дожди пролистывают даты,
Но видно мне и сквозь дожди -
Стоишь ты грузный, бородатый,
И говоришь: 'Не осуди!'
 
Ах, пустяки, какое дело!
И осужу - не осужу.
Мне лишь бы знать, что снегом белым
Еще покрыта Софруджу.
Мне лишь бы знать, что смерть не скоро
И что прожитого - не жаль,
Что есть еще на свете горы,
Куда так просто убежать.
 

A death-bed Adieu. Th:J to MR

Life's visions are vanished, it's dreams are no more.
Dear friends of my bosom, why bathed in tears?
I go to my fathers; I welcome the shore,
which crowns all my hopes, or which buries my cares.
Then farewell my dear, my lov'd daughter, Adieu!
The last pang in life is in parting from you.
Two Seraphs await me, long shrouded in death;
I will bear them your love on my last parting breath.
 

Подари любовь (Podari lyubov')

Болела душа, искала любовь,
Блуждала, да по земле чужой.
Мечты мои не порочны,
Я знаю, что встречу точно
Тебя и буду я вновь с тобой.
 
И ветер как будто нас уносит в небеса,
И в глубине сердца слышим наши голоса.
 
(х2)
Просто подари любовь.
Всё понятно нам без слов.
Вот рука моя и судьба моя.
И пусть звёзды в небе нас благословят,
Что судьба свела с тобою нас опять.
Оживут мечты, если рядом ты.
 
Ты даришь слова и в память мою
Они врываются навсегда.
Скажу тебе откровенно,
Что чувства пришли мгновенно,
От них не деться мне никуда.
 
И ветер как будто нас уносит в небеса,
И в глубине сердца слышим наши голоса.
 
(х2)
Просто подари любовь.
Всё понятно нам без слов.
Вот рука моя и судьба моя.
И пусть звёзды в небе нас благословят,
Что судьба свела с тобою нас опять.
Оживут мечты, если рядом ты.
 
Просто подари любовь...
 

Если я заболею (Esli ja zaboleju)

Если я заболею - к врачам обращаться не стану,
Обращусь я к друзьям, не сочтите что это в бреду,
Постелите мне степь, занавесьте мне окна туманом,
В изголовье поставьте упавшую с неба звезду.
 
Я шагал напролом, никогда я не слыл недотрогой,
Если ранят меня в справедливых тяжелых боях,
Забинтуйте мне голову русской лесною дорогой,
И укройте меня одеялом в осенних цветах.
Забинтуйте мне голову русской лесною дорогой,
И укройте меня одеялом в осенних цветах.
 
Порошков или капель, братишки, не надо,
Пусть в стакане граненом всегда мне сияют лучи.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить.
Жаркий ветер пустынь, серебро водопада -
Вот чем стоит лечить, вот чем стоит лечить.
 
От морей и от гор веет свежестью, веет веками,
Как увидишь - почувствуешь, вечно, ребята, живем.
Не облатками путь мой усеян, а облаками,
Не глухим коридором уйду я, а Млечным путем.
 

Два Когутая (Dva Kogutaja)

Приду сюда хотя б весной
И встану в час заката –
Два Когутая надо мной,
Как два балкарских брата,
Два Когутая надо мной,
Как два балкарских брата.
 
Пойду туда тропой лесной,
Взойду по снежным скатам –
Два Когутая надо мной,
Как два балкарских брата.
 
Внизу остался мир смешной,
Сомненьями богатый, –
Два Когутая надо мной,
Как два балкарских брата.
 
Потом уеду в край иной,
Но будет память свята –
Два Когутая надо мной,
Как два балкарских брата.
 

Давным-давно (Davnym-davno)

На Востоке, на Востоке
Сосны низкие растут.
Был там порт один далекий,
И бывало в том порту
 
Припев:
 
Флагов пестрое ветрило,
Золотое полотно.
Как давно все это было,
Давным-давно...
 
И бывало, и бывало --
Океанская заря
На рассвете поднимала
Золотые якоря,
 
Припев.
 
Капитаны, капитаны
 
Приходили в ресторан
И ругали рестораны,
Проклинали океан,
 
Припев.
 
Промелькнули, промелькнули
Целый век и целый год.
Капитаны утонули,
Только в памяти живет
 
Припев.
 
Мой дружище, мой дружище,
Мой товарищ дорогой,
Пусть тебя везде разыщет,
Будет пусть всегда с тобой
 
Припев.
 

Горнолыжная (Gornolyzhnaja)

А кто там в сером свитере
И в шапочке такой,
Подобно искусителю,
Нам знак дает рукой?
 
А взмах руки со склона,
Со склона, со склона,
Как будто бы с балкона
Испанского дворца.
А горы, как сеньоры,
Сеньоры, сеньоры,
Глядят на нас с укором,
Судачат без конца.
 
А кто там в красной курточке
Собой не дорожит?
Рисует, словно шуточки,
На склонах виражи.
 
А взмах руки со склона,
Со склона, со склона,
Как будто бы с балкона
Испанского дворца.
А горы, как сеньоры,
Сеньоры, сеньоры,
Глядят на нас с укором,
Судачат без конца.
 
Лечу по краю тени я,
По краю синих льдов,
Через переплетения
Сверкающих следов.
 
А взмах руки со склона,
Со склона, со склона,
Как будто бы с балкона
Испанского дворца.
А горы, как сеньоры,
Сеньоры, сеньоры,
Глядят на нас с укором,
Судачат без конца.
 
Найду себе другую жизнь
У северной воды -
Там не такие виражи
Откалывают льды.
 
А взмах руки со склона,
Со склона, со склона,
Как будто бы с балкона
Испанского дворца.
А горы, как сеньоры,
Сеньоры, сеньоры,
Глядят на нас с укором,
Судачат без конца.
 

Где нет тебя (Gde net tebja)

Возьму я да поеду далеко, вглубь себя,
Где мне легко, где нет тебя, о-о.
Давно я собираюсь в этот путь,
Мне б туда хоть как-нибудь,
Где нет тебя, о-о.
 
Припев:
Прости, прости меня пожалуйста,
За то, что я люблю тебя,
Но мне твоей не надо жалости,
А нужен мир и нужен дом, где нет тебя, о-о.
 
И все тогда оценят жизнь мою,
Что живу я в том краю, где нет тебя, о-о.
 
Давно я собираюсь в этот путь,
Мне б туда хоть как-нибудь,
Где нет тебя, о-о.
 
Припев:
Прости, прости меня пожалуйста,
За то, что я люблю тебя,
Но мне твоей не надо жалости,
А нужен мир и нужен дом, где нет тебя, о-о.
 
Возьму я да поеду далеко, вглубь себя,
Где мне легко, где нет тебя, о-о.
 

Волчьи ворота (Volch'i vorota)

Через скальные Волчьи Ворота
Мы прошли по высокой тропе,
В них самих было мрачное что-то,
И хотелось идти и не петь.
Вверх ушли мы по снежному следу,
И остались ворота вдали.
Мы прошли через многие беды,
Через эти ворота прошли.
 
Снова ветры нас горные сушат,
Выдувают тоску из души.
Продаем мы бессмертные души
За одно откровенье вершин.
Все спешим мы к тому повороту,
Где пылает огонь без причин,
Так заприте ж вы Волчьи Ворота
И в ломбард заложите ключи.
 
Дружбой мы, слава богу, богаты
И пока еще крепки в беде.
Но смотри - поднял руки заката
К небесам, умирающий день.
Все зовет он на помощь кого-то,
Ну, а кто-то не может помочь.
Открываются Волчьи Ворота,
Пропуская к созвездиям ночь.
 

Волейбол на Сретенке (Volejbol na Sretenke)

А помнишь, друг, команду с нашего двора,
Послевоенный - над веревкой - волейбол,
Пока для секции нам сетку не украл
Четвертый номер - Коля Зять, известный вор.
А первый номер на подаче - Владик Коп,
Владелец страшного кирзового мяча,
Который если попадал кому-то в лоб,
То можно смерть установить и без врача.
 
А наш защитник, пятый номер - Макс Шароль,
Который дикими прыжками знаменит,
А также тем, что он по алгебре король,
Но в этом двор его нисколько не винит.
Саид Гиреев, нашей дворничихи сын,
Торговец краденым и пламенный игрок.
Серега Мухин, отпускающий усы,
И на распасе - скромный автор этих строк.
 
Да, вот это - наше поколение, -
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.
 
А вот противник - он нахал и скандалист,
На игры носит он то бритву, то наган:
Здесь капитанствует известный террорист,
Сын ассирийца, ассириец Лев Уран,
Известный тем, что, перед властью не дрожа,
Зверю-директору он партой угрожал,
И парту бросил он с шестого этажа,
Но, к сожалению для школы, не попал.
 
А вот и сходятся два танка, два ферзя,
Вот наша Эльба, встреча войск далеких стран:
Идет походкой воровскою Коля Зять,
Навстречу - руки в брюки - Левочка Уран.
Вот тут как раз и начинается кино.
И подливает в это блюдо остроты
Белова Танечка, глядящая в окно, -
Внутрирайонный гений чистой красоты.
 
Ну что, без драки? Волейбол так волейбол!
Ножи отставлены до встречи роковой,
И Коля Зять уже ужасный ставит 'кол',
Взлетев, как Щагин, над веревкой бельевой.
 
Да, и это наше поколение, -
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.
 
...Мясной отдел. Центральный рынок. Дня конец.
И тридцать лет прошло - о боже, тридцать лет! -
И говорит мне ассириец-продавец:
'Конечно, помню волейбол. Но мяса нет!'
Саид Гиреев - вот сюрприз! - подсел слегка,
Потом опять, потом отбился от ребят.
А Коля Зять пошел в десантные войска,
И там, по слухам, он вполне нашел себя.
А Макс Шароль - опять защитник и герой,
Имеет личность он секретную и кров.
Он так усердствовал над бомбой гробовой,
Что стал член-кором по фамилии Петров.
А Владик Коп подался в городок Сидней,
Где океан, балет и выпивка с утра,
Где нет, конечно, ни саней, ни трудодней,
Но нету также ни кола и ни двора.
 
Ну, кол-то ладно, - не об этом разговор, -
Дай бог, чтоб Владик там поднакопил деньжат.
Но где найдет он старый сретенский наш
двор? -
Вот это жаль, вот это, правда, очень жаль.
Ну что же, каждый выбрал веру и житье,
Полсотни игр у смерти выиграв подряд.
И лишь майор десантных войск Н.Н.Зятьев
Лежит простреленный под городом Герат.
Отставить крики! Тихо, Сретенка, не плачь!
Мы стали все твоею общею судьбой:
Те, кто был втянут в этот несерьезный матч
И кто повязан стал веревкой бельевой.
Да, уходит наше поколение -
Рудиментом в нынешних мирах,
Словно полужесткие крепления
Или радиолы во дворах.
 

Вересковый куст (Vereskovyj kust )

Вот хорошо, и тихо, и просторно,
Ни городов, ни шума, ни звонков.
Ветру открыты все четыре стороны,
Мачта сосны и парус облаков.
 
Припев:
Вересковый куст, словно лодка,
И далеко-далеко земля.
Вересковый куст, словно лодка,
А в лодке ни весел, ни руля.
 
Из под сырой травы желтеет осень,
Вешнее солнце щиплет щеки нам.
Ты говоришь: Куда это нас сносит?
Я несказанно так удивлена...
 
Припев
 
И торопливых слов не понимая,
Руки раскинув в небе пустом,
Вся ты плывешь в синей воде мая
Брошенным в реку белым крестом.
 
Припев
 
Версты любви, их вдоволь было, вдоволь,
За горизонт ушли, за облака,
Только вот жалко - вереск тот медовый,
Да и, пожалуй, тех мест не разыскать.
 
Припев
 

Веревочка (Verevochka)

Ты ножкой двинула чуть на вершок,
Какао вылила на мой мешок.
 
Припев:
Связал нас черт с тобой,
Связал нас черт с тобой,
Связал нас черт с тобой
Веревочкой одной!
 
Спустила с высоты ты град камней,
Разбила ногу ты и сердце мне.
 
Припев
 
Я ногу щупаю на леднике.
Какао хлюпает в моем мешке.
 
Припев
 
Всю смену я больной хожу, томлюсь,
Наверно я с тобой не развяжусь.
 
Припев
 

Велосипед (Velosiped)

Пахнет луна сосной.
По тишине лесной
Катятся по тропе
Я и велосипед.
 
Медленно цепь кручу -
Еду, куда хочу.
Шины на колесе
Ширкают по росе.
 
То ли вдали лиман,
То ли вблизи туман,
То ли блестит костел,
То ли горит костер.
 
Кто же там, у костра?
Это ж моя сестра.
Нет уж, моя жена.
Нет, это просто весна.
 
Рядом сидит пацан,
Худенький сам с лица
И кандидат в мужья.
Боже, да это ж я!
 
Я на себя гляжу.
Нету чудес, - твержу.
Нету чудес, а все ж
Я это, я - похож.
 
Дым от костра встает.
Парень обнял ее,
Пальцами у лица,
Вот и целуются.
 
Я не пошел к костру,
Я зашагал к утру,
Мимо огня в крови,
Мимо своей любви.
 

Нам бы выпить перед стартом (Nam by vypit' pered startom)

Нам бы выпить перед стартом,
Но другие помешают.
Лишь бы старая 'Семерка'
Отработала б свой план.
Если даст отказ вторая -
Мы в Алтае иль в Китае.
Если третья откажет -
Здравствуй, Тихий океан.
 
Наше верное корыто
Нас выводит на орбиту,
Тут бы нам как раз и выпить
Вдалеке от строгих стен,
Но за малым остановка:
Предстоит как раз стыковка,
И приходит тут на память
Рукавишников Н.Н.
 
Мы вплываем автоматом
С другом-братом-демократом
В коммунальную квартиру
Под названием 'Салют'.
ЦУП волнуется, допустим,
Но и повод не пропустит:
Вова, Витя и другие
Без сомнения, нальют.
 
Что ж, у нас терпенья хватит,
Нам Земля за все заплатит,
Лишь бы выдала, как надо,
КДУ поток огня.
Скажут люди: эти двое,
Есть действительно герои -
При такой бывать закуске
И ни разу не принять!
 

Мы вышли из зоны циклона (My vyshli iz zony ciklona)

Мы вышли из зоны циклона,
Из своры штормов и дождей.
У всех появилась законно
Одна из бессмертных идей.
Граненых стаканов касанье...
Как славно, друзья, уцелеть!
Оставил циклон на прощанье
Лишь вмятину в правой скуле.
 
Он наши машины проверил,
И души, злодей, закружил,
И каждую нашу потерю
Из вороха лжи обнажил.
Порядок серьезно нарушив,
Сидим мы всю ночь напролет,
Поскольку спасти наши души
Никто, кроме нас, не придет.
 
И с нами в моряцкой одежде
Суровых мужчин посреди
Добрейшая дама - надежда,
Как все, со стаканом сидит.
Не вписана в роль судовую,
Паек здесь имеет и кров,
Ведя свою жизнь трудовую
Среди, в основном, моряков.
 
Так с песнями мы отдыхаем,
Глаголу рассудка не вняв.
Заплачет четвертый механик,
Надежду за талью обняв,
И, вилку стальную калеча,
В любовь нас свою посвятит,
И, чтоб описать эти речи,
Не можно и буквы найти...
 
Не скрою, и я, дорогая,
Не в меру был весел тогда,
Когда поживал, полагая,
Что ты - не такая беда,
Что вольным плыву кочегаром,
Семь бед оставляя вдали,
Слегка задевая гитарой
За меридианы Земли.
 
Рассвет, на красивости падкий,
Встает перед днем трудовым.
Друзья мои в полном порядке -
Храпят по каютам своим.
Циклон удалился на сушу,
Оставив пейзаж на столе,
И спиртом промытые души,
И вмятину в правой скуле.
 

Мурманск (Murmansk)

Есть город матросов, ночных контрабасов,
Мохнатых барбосов и старых карбасов,
Зюйдвесток каляных на вантах наклонных,
В ветрах окаянных рассолом каленых.
 
Ложатся там хмары на снежные горы.
Там в бурю сквозь бары проходят поморы.
И снится мне вешка - снегов поваляшка -
И с волчьей побежкой собачья упряжка.
 
И снится мне вешка - снегов поваляшка
- И с волчьей побежкой собачья упряжка.
И сердце лаская отвагой мужскою,
Дорога уходит в открытое море.
Дорога уходит в открытое море.
 
Я тундрой глухою летел под дохою.
Дорога дугою с одною вехою.
Я видел воочью пространство и время:
Я их средоточье за всех. Перед всеми.
 
Я слышу поныне, как плачут гусыни
В апрельской теплыни в полярной пустыне.
Что память любила? О чем тосковала?
Все, кажется, было и - как не бывало.
 
Что память любила? О чем тосковала?
Все, кажется, было И - как не бывало.
Но сердце лаская отвагой мужскою,
Дорога уходит в открытое море.
Дорога уходит в открытое море.
 

Когда придёт мой пароход (Kogda pridjot moj parohod)

Мой дальний порт туманы стерегут.
Приходят пароходы и уходят,
Они в морях призвание находят,
Лишь только я стою на берегу.
Я жду один знакомый силуэт,
Мой час еще не пробил, дорогие,
Уходят в море разные другие,
Лишь только для меня отхода нет.
 
Припев: Когда ж придет мой пароход, пусть не спеша,
Который голубой весь, не иначе,
А на борту написано - 'Удача'.
А на корме сигнал - 'Не обижайте малыша'.
 
На пароходе маленьком моем
Матросы-удальцы и кавалеры,
А если веселы они не в меру,
То это дело мы переживем.
Переживем туманы мы и лед,
Я сам поставлю паруса надежды,
Чтоб было так, как не бывало прежде,
Чтобы скорей пришло то, что придет.
 
Припев.
 
Плыви, мой пароход, плыви скорей,
Куда другие и не заплывают,
Их компасы неправильны бывают,
В широтах, мной придуманных морей.
Они на карты не нанесены
И в лоциях морей тех самых нету,
Но, не смотря, товарищи, на это,
В них многие бывали спасены.
 
Припев:
Когда ж придет мой пароход,
Который голубой весь, не иначе,
А на борту написано - 'Удача'.
А на корме написано - 'Ребята, полный ход!'
 

Маленький радист (Malen'kij radist)

В Архангельском порту
Причалил ледокол,
В работе и в поту
Он дальний путь прошел.
 
Припев:
В эфире тихий свист -
Далекая земля.
Я маленький радист
С большого корабля.
 
Тяжел был дальний путь,
И труден вешний лед.
Хотят все отдохнуть,
А я хочу в поход.
 
Припев
 
На скальном островке,
Затерянном в морях,
Зимует вдалеке
Радисточка моя.
 
Припев
 
И там среди камней
Стояли мы часок,
Но объясниться с ней,
Представьте, я не мог.
 
Припев
 
Но я сказал: Скорей
Волну мою лови.
Пусть точки и тире
Расскажут о любви.
 
Припев
 
Радиограммы лист
Подписываю я:
Я маленький радист
С большого корабля.
 
Припев
 

Мадагаскар (Madagascar)

Чутко горы спят,
Южный Крест залез на небо,
Спустились вниз в долину облака.
Осторожней, друг, —
Ведь никто из нас здесь не был,
В таинственной стране Мадагаскар.
 
Может стать, что смерть
Ты найдёшь за океаном,
Но всё же ты от смерти не беги.
Осторожней, друг, —
Даль подёрнулась туманом,
Сними с плеча свой верный карабин.
 
Ночью труден путь,
На востоке воздух серый,
Но вскоре солнце встанет из-за скал.
Осторожней, друг, —
Тяжелы и метки стрелы
У жителей страны Мадагаскар.
 
Южный Крест погас
В золотом рассветном небе,
Поднялись из долины облака.
Осторожней, друг, —
Ведь никто из нас здесь не был,
В таинственной стране Мадагаскар.
 

Якоря не бросать (Jakorja ne brosat')

'Якоря не бросать' - мы давно знаем старую заповедь:
Не бросать их у стенок, где эти сигналы горят.
Якоря не бросать... Не читайте нам длинную проповедь:
Мы немножечко в курсе, где ставить теперь якоря.
 
Мы бросаем их в море, в холодную льдистую воду,
Мы выходим в эфир, и среди этой всей кутерьмы
Нам пропишут синоптики, словно лекарство, погоду,
А погоду на море, пожалуй что, делаем мы.
 
Мы бросаем потом якоря в полутемных квартирах,
Где за дверью растресканной тени соседей снуют.
Не галантной походкой - привыкли ходить по настилам -
Прогибаем паркет никуда не плывущих кают.
 
Словно малые дети, кричат по ночам пароходы,
Им по теплым заливам придется немало скучать.
И волнуются чайки от неудачной охоты,
И всю ночь якоря на шинели сурово молчат.
 
Но потом им блистать под тропическим солнцем и зноем,
На военных парадах, на шумных морских вечерах.
Якоря не бросать - это дело довольно простое,
Ну, а что оставлять нам - об этом подумать пора.
 
Мы не бросим и осень, не бросим и топких и снежных,
Голубых, нескончаемых, вечно любимых дорог.
На чугунных цепях опустили мы наши надежды
У глухих континентов еще не открытых тревог.
 

Св. Елена | Sv. Elena

Почтим приветом остров одинокой,
Где часто, в думу погружон,
На берегу о Франции далекой
Воспоминал Наполеон!
Сын моря, средь морей твоя могила!
Вот мщение за муки стольких дней!
Порочная страна не заслужила,
Чтобы великий жизнь окончил в ней.
 
*
 
Изгнанник мрачный, жертва вероломства
И рока прихоти слепой,
Погиб как жил — без предков и потомства —
Хоть побежденный, но герой!
Родился он игрой судьбы случайной,
И пролетел, как буря, мимо нас;
Он миру чужд был. Всё в нем было тайной,
День возвышенья — и паденья час!
 

Воля | Volâ

Моя мать - злая кручина,
Отцом же была мне - судьбина;
Мои братья, хоть люди,
Не хотят к моей груди
Прижаться;
Им стыдно со мною,
С бедным сиротою,
Обняться!
 
Но мне богом дана
Молодая жена,
Воля-волюшка,
Вольность милая,
Несравненная;
С ней нашлись другие у меня
Мать, отец и семья;
А моя мать - степь широкая,
А мой отец - небо далекое;
Они меня воспитали,
Кормили, поили, ласкали;
Мои братья в лесах -
Берёзы да сосны.
Несусь ли я на коне,
Степь отвечает мне!
Брожу ли поздней порой -
Небо светит мне луной!
Мои братья, в летний день,
Призывая под тень,
Машут издали руками,
Кивают мне головами;
И вольность мне гнездо свила
Как мир - необъятное!
 

Груз (Gruz)

Умение утешить себя,
Что вроде бы не самый плохой,
Что у тебя такая судьба -
Задумчиво кивать головой,
Задумчиво кивать головой.
 
Сегодня я прикинулся мрачно
Я не такой
Сегодня я прикинулся мрачным
Я не такой
Ты думаешь, мне нравится мрачное
Минуточку, сейчас я зальюсь
Увидишь, я заплачу от радости,
И с плеч моих свалится груз
Увидишь, я завою от счастья,
И с плеч моих свалится груз
 
Умение больших мудаков
При помощи волшебных огней
Заставить миллионы мозгов
Застыть в окаменелом говне
Застыть в окаменелом говне
 
Ты думаешь, я думаю мрачно
Я не такой
Просто я прикинулся мрачным
На самом деле я не такой
Ты думаешь, мне нравится мрачное
Минуточку, я только зальюсь
Увидишь, я завою от счастья,
И с плеч моих свалится груз
Увидишь, я заплачу от радости,
И с плеч моих свалится груз
Увидишь, я завою от счастья,
И с плеч моих свалится груз
Заплачу от радости
 

А я укуренный иду по переулочку (A ya ukurenny po pereulochku)

Я папиросочку возьму, затарю пяточку
По переулочку пройду, зайду в 'Десяточку'
И вроде бабочка на мне и ворот стоечка
И вроде я, как человек, костюмчик троечка.
 
Припев:
А сам укуренный иду по переулочку
И улыбаясь на ходу, кусаю булочку
А из окна ещё как раз, поёт Патриция
И всё преследует меня моя милиция.
 
Мене шмонали опера с большой готовностью
Они же видят - я иду, убитый полностью
А я старшому говорю: 'Да ладно, всё, лады'
И не подпитый, вроде я, и не подколотый.
 
Припев:
А сам укуренный стою кошу на дурочку
И улыбаясь на ходу, кусаю булочку
А из окна ещё как раз, поёт Патриция
И всё преследует меня моя милиция.
 
Хоть обыщите меня до белья нательного
А ни холодного при мне, ни огнестрельного
А хризантемы расцвели и пахнут фикусы
Чтоб я запретное носил, так накось выкуси.
 
Припев:
А сам укуренный иду по переулочку
И улыбаясь на ходу, кусаю булочку
А из окна ещё как раз, поёт Патриция
За что преследует меня моя милиция.
 
Припев:
А сам укуренный иду по переулочку
И улыбаясь на ходу, кусаю булочку
А из окна ещё как раз, поёт Патриция
За что преследует меня моя милиция.
 

Idi za mnoy (Иди за мной)

[Куплет 1]
Забыв все козыри, будто под гипнозом я
Через толпу у входа, тут не узнает никто нас
Эффекты света, и сжатый воздух
Среди объектов, неопознанных
 
[Припев]
Иди за мной, от света незаметно
Давай вдвоём покинем это место (место, место)
 
[Куплет 2]
Прочь убираемся, так загораюсь я
Без левой грязи, на чистой страсти
Эффекты света, и сжатый воздух
Бросаем тысячи сегодня можно
 
[Припев]
Иди за мной среди улыбок пресных
Давай скорей покинем это место (место, место)
 
[Припев]
Иди за мной, от света незаметно
Давай вдвоём покинем это место
Иди за мной, от света незаметно
Давай вдвоём покинем это место
Иди за мной среди улыбок пресных
Давай скорей покинем это место
 
[Аутро]
Иди за мной
Давай вдвоём
Иди за мной
Давай скорей покинем это место
 

Новые Линии (Novye Linii)

В море и музыке нету обмана.
Молча смотреть и не слова о главном.
Я никак, а город спит.
 
Я разлюбила стихи и романы.
Мне тишиной бы залечивать раны.
Я молчу аккордами.
 
Все говорят, что причины не надо.
Я проверяла, всё это неправда.
Как убежать от себя,
Всё о тебе отпустить?
 
Но только нет повода, нету причины
Не говори ничего, помолчим мы.
Больше не склеимся, нет.
Наши осколки во мне.
 
Новые линии на ладони своей сама себе
Без его имени я рисую легко своей рукой.
Новые линии, от мизинца и до запястья.
Просто прости меня, за то что счастлива без тебя.
 
В море и музыке нету обмана.
Солью по венам - всё кем остался.
Ты во мне погасший свет.
 
Завтра наступит, в сердце бемоли.
Я не хочу чтоб тебе было больно
Так, как мне - вот мой ответ.
 
Ты разрешил мне себя ненавидеть.
Только во мне нет ни капли обиды.
Тут нет палачей и врагов, -
Каждый учитель и Бог.
 
Ты не обесценивай все эти чувства.
Боль проживать - это тоже искусство.
Я оставляю тебе право быть тенью в толпе.
 
Новые линии на ладони своей сама себе
Без его имени я рисую легко своей рукой.
Новые линии, от мизинца и до запястья.
Просто прости меня, за то что счастлива без тебя.
 
Новые линии на ладони своей сама себе
Без его имени я рисую легко своей рукой.
Новые линии, от мизинца и до запястья.
Просто прости меня, за то что счастлива без тебя.
 
За то, что счастлива без тебя.
За то, что счастлива
 

Мантра (Mantra)

Хочу у Буда рассветы, прохладу.
А ты и есть мое чудо, мне надо.
Этим туманным утром к океану.
Одна, босиком.
Стоять в холодном песке, к морю сердцем.
Я знаю здесь и сейчас мое место.
Наверное, это и есть Высшая Любовь..
 
Ты моя мантра...
Моя медитация...
Я улетаю в себя, рядом с ней...
Моя мантра...
Моя медитация...
Это нирвана для меня...
С ней в тишине...
 
Когда меня не станет в этом мире.
Сюда придёт босая моя Мия.
И станет в небе взглядом искать мои глаза.
И будет тихо так на рассвете.
Я вытру слезы ей своим ветром.
И станет слышен Бог, выйдет солнце.
И я буду там...
 
Ты моя мантра...
Моя медитация...
Я улетаю в себя, рядом с ней...
Моя мантра...
Моя медитация...
Это нирвана для меня...
С ней в тишине...
 
Ты моя мантра...
Моя медитация...
Я улетаю в себя, рядом с ней...
Моя мантра...
Моя медитация...
Это нирвана для меня...
С ней в тишине
 

К *** (Не медли в дальной стороне) | K *** (Ne medli v dol'noj storone)

Не медли в дальной стороне,
Молю, мой друг, спеши сюда.
Ты взгляд мгновенный кинешь мне,
А там простимся навсегда.
 
И я, поймавши этот взор
И речь последнюю твою,
Хотя б она была укор,
Их вместе в сердце схороню.
 
И в день печали роковой
Твой взор, умеющий язвить,
Воображу перед собой
И стану речь твою твердить.
 
И вновь мечтанье сблизит нас,
И вспомню, вспомню я тогда,
Как встретились мы в первый раз
И как расстались навсегда.
 

Страницы